Нравы Пролетарской улицы

20 ноября 2017

Пенсионеры - главные жертвы дачных воров. 

Практически все мы либо были жертвами дачных воров, либо хорошо знаем людей, пострадавших от их рук. Вот еще одна показательная во всех смыслах история, произошедшая в районном городке N.

Началась она зимой. Соседка по даче позвонила моей подруге и сообщила, что в ее доме на веранде разбито стекло. Большинство пенсионеров, как известно, посещают свои «фазенды» только в теплое время года, но некоторые живут там постоянно, они-то и информируют своих соседей о том, что происходит в их владениях.

С первыми лучами весеннего солнышка, растопившими снежные заносы на улице Пролетарской, где и стоит ее дача, моя подруга прибыла в районный городок N и удостоверилась, что на веранде действительно разбито стекло. А когда она открыла дом, то застала картину полного погрома. Перевернуто было все, что можно было перевернуть, содержимое сундуков и комода вытрясено на пол. В результате, пропали пара детских туфель, пляжный зонт, телевизор и ресивер… «Спасибо, что дом не сожгли», - вздохнула моя подруга и уехала в Москву.

СУД ДА ДЕЛО

А летом прошел суд. До этого, конечно, было написано заявление в полицию, состоялись неоднократные встречи со следователем, в общем, все, как положено. На суд я пришла в качестве моральной поддержки потерпевшей.

На скамье подсудимых сидел несовершеннолетний белобрысый парнишка – олицетворение глубоко осознанной вины: скорбное выражение лица, руки, как плети, висящие вдоль тела. Позади него расположилась дебелая дама с пустым лицом, время от времени она что-то шептала мальчику на ухо. Это была замдиректора по воспитательной работе профессионального лицея, в котором учился воришка, назовем его Т.

Прокурор скороговоркой обозначил вину Т., зачитав показания свидетелей. Оказалось, что телевизор стоимостью не меньше 3000 рублей Т. продал некоему Таджудину за 500, а тот, недолго думая, в тот же день перепродал его за 1000 рублей. Ресивер же стоимостью 5000 рублей воришка сбыл за 300. Деньги потратил на сигареты и конфеты.

Забавно было слушать показания Таджудина, который в объяснительной записке «честно» написал, будто и не подозревал, что телевизор краденый. Конечно, какие могут быть сомнения в порядочности и высоких моральных принципах пацана в разорванной рубахе, пытающегося получить за дорогую вещь, ресивер, сумму, которая в двадцать раз меньше ее стоимости в магазине!

СИРОТУ ЖАЛКО!

В результате «высокоморальные» приобретатели краденого отделались чистосердечными признаниями, а воришка - условным сроком.

Все бы ничего для районного города: свои люди - сочтемся, вот только оказалось, что для Т. это была вторая судимость. В первый раз за такое же преступление ему дали время на исправление – полтора года. Он в него не уложился. Снова украл. По закону должен был отправиться в колонию, но… из здания суда вышел героем.

Парень безмятежно размахивал руками, гордо задрав подбородок. И мне подумалось, что мальчишка совершил еще не все свои «подвиги», в чем его воспитательница, а тем более судья нисколько не сомневаются. Несмотря на это, представительница Фемиды опять назначила ему испытательный срок. Впрочем, причина такой снисходительности наличествовала и, по меркам нашего правосудия, была достаточно весомой.

На суде было сказано, что мальчик - сирота, из коррекционной школы. Сюда, в профессиональный лицей, он попал из другого района. Через два месяца станет совершеннолетним, получит диплом и отправится работать по месту жительства, то есть, как несложно догадаться, в тот самый другой район. Очевидно, что администрации городка N уже не будет никакого дела до того, как дальше сложится его судьба: лети, голубь, лети.

На первый взгляд прокурор, судья, адвокат, воспитатель сделали все, что могли. Проявили сострадание и сочувствие, понимание сложной судьбы ребенка. Но почему-то у меня осталось ощущение, что они руководствовались совсем другими мотивами. Им просто все равно.

ПУСТЫЕ ХЛОПОТЫ?

Не буду голословной. Общежитие, где живет Т., стоит на той же улице Пролетарской, где находится дача моей подруги. Рядом - небольшой продуктовый магазинчик. Я отправилась туда вечером за солью.

Впереди меня шли девочки - ученицы профессионального лицея, на ступеньках магазина их поджидали мальчики. Одна из девочек подошла к ним походкой бывалой тети и, решительно отбросив сигарету, обложила ребят трехэтажным матом. Те не остались в долгу и сказали ей все, что о ней думают, в тех же выражениях. После этого все дружно завалились в магазин, чтобы купить сигарет и «красненького».

Показательная сцена нравов Пролетарской улицы разыгралась в двух шагах от общежития и учебного лицейского корпуса, но никаких воспитателей тут не было видно и в помине.

Сказать, что мне было обидно за мою подругу, живущую одиноко, весьма немолодую и далеко не богатую даму, значит, ничего не сказать. Ей самой пришлось приводить в порядок свой разоренный дом, ходить по судам и кабинетам, ждать, когда найдутся украденные у нее вещи, участвовать в утомительных следственных экспериментах. Ей никто не оплатил новые стекла, которые пришлось вставлять после разгрома дома.

Никакие совестливые дети из лицея не предложили ей помочь по хозяйству и тем самым хотя бы частично загладить вину их товарища. К слову сказать, и воспитателям ничего подобного, похоже, и в голову не пришло.

ВОЙНА ПРОТИВ ДАЧНИКОВ

Из суда я вынесла одно заключение: сочувствие следует проявлять исключительно к преступнику. И укрепилась в нем, когда прочитала приговор. В этом официальном документе говорилось, что потерпевшая хоть и пенсионерка, но похищенное у нее имущество «не является предметами первой необходимости», а стало быть, и ущерб ей этой кражей был принесен «незначительный». Суд также не усмотрел в деянии подсудимого и рецидива, поскольку повторную кражу он совершил… (вот повезло!) до вынесения приговора.

Гуманности суда не было предела, он даже не стал удерживать штраф с подсудимого, потому как его стипендия столь невелика, что вычет из нее даже незначительной суммы в качестве компенсации за совершенное преступление может (не дай бог!) нанести материальный ущерб воришке...

Лето закончилось, но на даче еще можно оставаться. Я живу у той самой своей подруги. И знаю, что дачи тут продолжают «чистить». «Модернизация» сознания юного населения отдельно взятого районного городка идет по своему отдельному плану.

В частной беседе полицейский сказал моей подруге, что вы, дачники, мол, сами провоцируете наших парней. Это каким же образом? Получается, в российской провинции с молчаливого согласия всех местных жителей появилась новая интересная игра для деревенских пацанов «наши против чужих». И мальчишки, по сути дела, открыто начали «бомбить» дачников. А чем же мы виноваты? Разве только тем, что живем в большом городе…

Дарья Касаткина.

 Fotolia

*   *   *

Как защитить свой дом?

На днях моя пожилая тетушка пожаловалась, что у нее в очередной раз обокрали дачу. Все, как обычно: окно разбито, вещи пропали. Конечно, ничего серьезного: постельное белье, подушки, посуда. Самая серьезная потеря - старенький обогреватель, которым она пользовалась, когда становилось прохладно.

Конечно, для пожилого человека каждый такой «визит» - настоящая трагедия. На полицию в этом случае надеяться нечего - висяки ей не нужны. Получается, самим думать нужно.

Некоторые ставят кованые и железные двери, которые ломать долго. Но, честное слово, это может только разозлить непрошеного визитера. Другие вообще оставляют калитку открытой и вешают на дверь чисто символический замок: мол, не боимся, потому что брать у нас нечего.

Я знаю людей, которые на кухонном столе даже пол-литра оставляют и записочку, где можно найти закуску и консервный нож: угощайтесь, только ничего не ломайте. А есть даже такие, кто эту самую пол-литра «заправляет» крысиным ядом или какой-нибудь другой отравой.

Не советую это делать. Не дай бог что случится, вас же и посадят.

Есть еще один вариант: оставлять на неделю на даче свою собаку Баскервилей, что-то вроде бультерьера или дога. Но тут есть свои сложности: запас воды, еды и моральные страдания от того, что песик всю неделю будет в одиночестве.

Последняя «разработка» - многофункциональный выключатель света. Там стоят фотоэлемент и таймер, и можно создать иллюзию присутствия в доме. Когда стемнеет, фотоэлемент автоматически зажжет свет, а через два часа потушит. В такой дом грабитель точно не полезет. Только не забывайте перед отъездом занавешивать окна, а то будет видно, что в доме никого нет.

Леонид Кривенко,

г. Москва 

Комментарии (0)
Что можно спрашивать на консультации у юриста?
23 февраля 2018
Бесплатная юридическая консультация
23 февраля 2018
Если пенсию пересчитали неправильно
23 февраля 2018